Россия – Китай: чему учиться у соседа. Андрей Юрьевич Панибратов о сходствах контекстов и особенностях национального бизнеса

 

В ВШМ СПбГУ в прошлом году начал работать Центр российских многонациональных компаний и растущих рынков. На должность директора центра приглашена профессор Барух колледжа городского университета Нью-Йорка Лилак Накум

 

В процессе формирования стратегий российских многонациональных компаний (МНК) необходимо активно опираться на китайский опыт выхода и инвестирования на зарубежные рынки, считает заместитель директора центра, доктор экономических наук, профессор ВШМ СПбГУ Андрей Юрьевич Панибратов. Вместе с тем, с точки зрения минимизации затрат, связанных с интернационализацией, и сокращения потерь, обусловленных ошибками при выборе и реализации стратегии, очень важным является понимание того, что из опыта исследований в области экономики и менеджмента Китая может быть использовано, а что не работает в России.

 

    

Сходство российского и китайского контекстов

 

В последние два десятилетия международная конкурентоспособность компаний из стран с развивающейся экономикой существенно выросла. Еще в 2003 году Инвестиционный банк Goldman Sachs опубликовал доклад «Путь в 2050 год», который посвятил четырем странам БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Согласно прогнозу, именно они должны были определять мировой экономический рост в течение следующего полувека. 

В этой четверке российский и китайский контексты во многом схожи. Прежде всего, обе страны обладают огромными территориями и обширными человеческими ресурсами, что обеспечивает им возможность устойчивого экономического развития. При этом выстроить упорядоченную экономическую систему на большом географическом пространстве гораздо сложнее, чем на компактной территории. И Россия, и Китай богаты ресурсами и нацелены в своем развитии на разработку и использование природных богатств.
Кроме того, нас объединяет коммунистическое прошлое. В этом контексте Россия и Китай относятся как к странам с развивающимися рынками (emerging market), так и к странам с переходной экономикой (transition economy).

Стоит отметить и чрезвычайно высокую степень влияния государства на бизнес. Российские и китайские компании, в том числе частные, находятся под наблюдением властей, которые могут влиять на бизнес не только экономическими, но и политическими методами.

Еще одно сходство определяет интерес партнеров друг к другу, инициирует исследования в области менеджмента, управления и инвестиций, побуждает к сотрудничеству. В обеих странах существуют острые проблемы: недостаточно прозрачное законодательство, теневые методы ведения бизнеса, наличие непотизма (по сути, кумовства) и высокий уровень коррупции. Власти России и Китая активно ищут способы решения этих проблем и, например, коррупция в обеих странах, оставаясь серьезной проблемой, уже не является определяющим препятствием для роста экономики. Этот феномен является предметом активного изучения в академическом сообществе: в частности, ученые оценивают, в какой степени китайский опыт борьбы с коррупцией может быть использован в российских условиях и наоборот.

  

       

Равнение на юго-восток

 

Наш юго-восточный сосед сегодня лидирует и как объект, и как субъект в теме изучения растущих рынков. Порядка 90% научных статей, монографий на эту тему посвящены именно КНР. Китай в наибольшей степени соответствует прогнозу Goldman Sachs по поводу развития экономик стран БРИК - его экономика в последние годы является самой динамично развивающейся в мире. Интерес к Китаю со стороны зарубежных исследователей, в первую очередь американских, обусловлен не только давними успешными экономическими связями, но и другими факторами (например, большим количеством выходцев из Китая, проживающих в США). КНР – это инвестор номер один из числа стран с растущими экономиками, причем интегрированный в мировое сообщество не только экономически, но и академически. Так, китайские университеты более активно внедряют западные образовательные стандарты и развивают программы академических обменов. Сумма этих факторов определяет Китай как самодостаточный контекст для изучения растущих рынков.

Отсюда и повышенный интерес к Китаю российских ученых, в том числе сотрудников Центра российских многонациональных компаний и растущих рынков СПбГУ. Исследования МНК и российского рынка в целом не могут вестись без учета уже имеющихся наработок в области экономики растущих рынков, в том числе на примере Китая.

В сфере растущих рынков сегодня важно определить, чем отличаются стратегии российских и китайских компаний, институциональная среда, практики управления. Понять не только отличия, но и объединяющие черты наших экономик, среди которых не только географическое соседство, богатая история взаимоотношений и тесные экономические связи, но и наработанные практики совместных проектов в разных отраслях. Китайские МНК работают на нашем рынке и в нефтегазовой сфере, и в электронике, и в автомобилестроении. Всем известны такие бренды, как Alibaba, CNPC, Geely, Huawei, Lenovo и многие другие, а китайские машины и электроника пользуются в России большим успехом.

  

    

Российский фактор

 

Наша страна заинтересована в том, чтобы научный мир при изучении экономик развивающихся стран учитывал и российский фактор. Однако чтобы ввести российский контекст, мотивировать исследователей и практиков изучать Россию, в нашей стране должно произойти что-то необычное и вызывающее интерес – настолько серьезный, что он мог бы в дальнейшем трансформироваться в дополнительные исследования и новые результаты. Нам нужно показать, что Россия уникальна, также как уникален, например, Китай. Его изучение не дает всеобъемлющей картины всех растущих экономик, а Россия обладает характеристиками, которых нет у Китая.

Необходимо учитывать, например, ориентацию на экспорт, как в большинстве китайских компаний, или на прямые инвестиции, что характерно для российских игроков рынка. Можно вспомнить и о том, что Китай – страна производящая, а Россия – экспортирующая природные ресурсы. При том, что экспортно-сырьевая зависимость обычно рассматривается в качестве «тормоза» развития российской экономики, возможно, именно высокие экспортные показатели российских нефтяных и металлургических МНК способны обеспечить перспективу развития технологий в России. Например, за счет инвестирования полученных от продажи сырья бюджетных средств в национальные проекты, ориентированные на развитие более качественных технологий и формирование нового уровня знаний в стране.

 

 

  Столетия назад караваны Шёлкового пути обязательно шли мимо озера Юэяцюань («Полумесяц»). / "Шелковый путь: легендарный маршрут по Китаю", Софья Коротина. Статья опубликована в журнале National Geographic Traveler (№53, февраль — март 2016).  

  

    

Парные выступления

 

Исследования с применением более полного набора характеристик институционального контекста дает возможность разрабатывать новые стратегии, а это серьезные побудительные мотивы изучения Китая и России. Начало этому процессу в СПбГУ положил исследовательский семинар «Китайско-российское деловое сотрудничество: глобальные цепочки создания стоимости и организационного обучения», проведенный Центром российских МНК и растущих рынков в апреле 2016 года.

Один из наиболее интересных докладов на тему роли знаний и технологии в российских стратегиях китайских компаний был представлен студенткой из Китая Lai Tianrong, защитившей в этом году магистерскую диссертацию в СПбГУ.

Следующим шагом в развитии научного сотрудничества стал круглый стол в Школе международной торговли и экономики Университета международного бизнеса и экономики в Пекине, на который были приглашены специалисты Центра и коллеги из СПбГУ.

Затем для универсантов, обучающихся по программе «Стратегии международного бизнеса», гостевую лекцию о влиянии культуры Китая на бизнес-стратегии как китайских фирм (таких как Geely), так и западных компаний (например, IKEA) провел партнер Центра, профессор делового администрирования Школы бизнеса Стокгольмского университета Тони Фан.

«Китайская» тема находит живой отклик у сотрудников и студентов Санкт-Петербургского университета. Так, в бизнес-школе СПбГУ при подготовке материалов для создания учебных кейсов, лекционных курсов, монографий все более активно используются примеры китайских МНК. Только что в международном издательстве Palgrave Macmillan вышла монография ведущего сотрудника Центра российских МНК и растущих рынков Марины Олеговны Латуха «Talent Management in Emerging Market Firms: Global Strategy and Local Challenges». В этой книге значительное внимание уделяется Китаю – и как среде, способной выращивать знания и таланты, и как стране применения этих знаний и человеческих компетенций. Автор впервые анализирует практики крупнейших китайских компаний в области управления талантливыми сотрудниками.

Готовятся к печати еще ряд работ по теме сотрудничества России и Китая. В планируемых исследованиях Центра российских МНК и растущих рынков СПбГУ объявлены несколько тем, связанных с российско-китайским партнерством. В частности, здесь намерены изучать поглощающую способность компаний, под которой понимается приобретение, использование и дальнейшая передача знаний, полученных ими в процессе интернационализации. Ученым важно понять, что из практики работы в России может пригодится китайским партнерам в освоении рынков соседних стран, например, Белоруссии. Планируется также серия исследований, посвященных использованию знаний и опыта, накопленных российскими и китайскими компаниями в процессе реализации совместных торговых и инвестиционных проектов как на китайском рынке, так и в России.

Одно из перспективных направлений развития Центра российских МНК и растущих рынков имеет целью определить, каким образом должны отличаться стратегии российских компаний для «основного Китая» и для специальных экономических зон, которые создавались как лакуны с особым законодательством и специальным инвестиционным климатом, благоприятным для ведения бизнеса в КНР иностранными компаниями.

  

    

Особенности национального бизнеса

 

Специалисты Центра активно изучают так называемое «бремя иностранца» (liability of foreignness - LOF), возникающее при смене одного рынка на другой и вызывает для зарубежного подразделения МНК дополнительные издержки, которых нет у местных компаний. Для российских и китайских компаний эффекты LOF разнятся как при работе на рынке друг друга, так и при выходе на рынки третьих стран. Например, российская компания, выходя на рынок Китая, будет чувствовать себя намного комфортнее, чем германская. Это связано с тем, что наши бизнесмены знают, как работать на растущем рынке, как грамотно вести себя в условиях непрозрачной информации, каким образом участвовать в процессе неформальных переговоров. У немецких бизнесменов такого опыта нет, и россияне получают конкурентное преимущество, тратя меньше ресурсов и серьезно сокращая издержки. Таким образом, для немецкой компании «бремя иностранца» будет тяжелее в Китае, чем, скажем, в Великобритании.

Феномену роли государства в экономике китайских компаний было посвящено огромное количество статей, специальные выпуски топовых журналов в области бизнеса и менеджмента. Первый материал такого характера по России опубликован буквально на днях. В журнале International Journal of Emerging Markets вышла статья А.Ю. Панибратова о том, каким образом государство управляет российскими МНК. Автор подчеркивает сходство российского и китайского контекстов с точки зрения влияния государства на национальные предприятия. Особенности данного процесса в нашей стране уникальны, что может быть проиллюстрировано на примере отношений государства и крупного автомобилестроительного предприятия АвтоВАЗ. Стратегическое значение предприятия невелико, но контролировать его государство обязано, поскольку АвтоВАЗ – градообразующее предприятие, проблемы которого могут стать серьезной головной болью не только города Тольятти, но и Москвы.

Одним из самых очевидных проявлений «бремени иностранца» является так называемый «эффект страны происхождения», играющий важную роль при осуществлении международных слияний и поглощений. Например, китайский автомобильный гигант Geely, купивший в 2010 году компанию Volvo, сегодня успешно выпускает автомобили под этим брендом. Примерно в то же время группа ГАЗ при поддержке Сбербанка намеревалась приобрести y GM компанию Opel, но сделка так и не состоялась. Очевидно, одной из причин успеха китайской стороны и неудачи российского консорциума является именно эффект страны происхождения.

Китай, несмотря на его недавний имидж страны, «заимствующей» технологии, сегодня все чаще воспринимается ведущими государствами как равноправный торговый партнер. Его появление в мировой компании автогигантов (пусть даже за счет приобретения европейской компании) никого не удивляет и не вызывает серьезных возражений. Россия же традиционно воспринимается развитыми странами как угроза и в политике, и в экономике. Именно поэтому приобретение компании Opel, которое вначале являлось для GM единственной возможностью реструктурировать свои активы, было приостановлено, как только компания почувствовала, что справляется и без продажи проблемного предприятия российской стороне.

И Россия, и Китай декларируют переход на технологические рельсы. Несмотря на то, что мы активнее заявляем о намерении перенести акцент в развитии страны с ресурсно-ориентированных на высокотехнологичные проекты, у Китая это получается лучше и быстрее. Весь мир знаком с деятельностью и продукцией таких компаний как Lenovo, Haier, Huawei, ZTE. Для того, чтобы завоевать мировой рынок, некоторые из них прибегали к поглощениям западных фирм, как Lenovo, выкупившая существенную часть бизнеса у IBM. Другие опирались на собственные способности к росту и выходили на зарубежные рынки более поступательно, начиная с экспорта. Число крупных российских высокотехнологичных компаний изначально меньше, и лишь немногие из них могут похвастаться серьезными международными проектами (чаще всего этой стратегии придерживаются телекоммуникационные компании, такие как МТС или Вымпелком).

Интерес к растущим экономикам со стороны западных исследователей не ослабевает. Про Китай сегодня написано практически все, но про взаимоотношения России и КНР, в частности про инвестиции двух стран в совместные проекты, про обмен инвестиционными потоками и формирование знаний в процессе работы на рынках друг друга не сказано почти ничего. Соединение китайского и российского контекстов для создания завершенной картины состояния и перспектив рынков развивающихся стран может стать ключевой темой для академического сообщества на ближайшие годы.

 

 

  Застава Цзяюйгуань — последняя спокойная гавань для купцов. Отсюда на запад дорога шла по опасным землям кочевников. / "Шелковый путь: легендарный маршрут по Китаю", Софья Коротина. Статья опубликована в журнале National Geographic Traveler (№53, февраль — март 2016).