Рус | Eng
31 Мая 2018

Выпускница ВШМ СПбГУ Вероника Соколова: «Чтобы разбираться в технологиях, не нужна степень бакалавра физики»

Вероника Соколова закончила факультет международных отношений и магистратуру ВШМ СПбГУ, полтора года провела, работая в пяти разных странах, преодолела страх перед сферой технологий, организовала инновационный клуб в British Telecom и стала ведущим специалистом по роботизации компании. В интервью она рассказала, почему разочаровалась в дипломатии, как заставила себя по новому взглянуть на математику и hi-tech и дала советы тем, кто планирует работать в другой стране. 

 

Вероника, ты начала свой профессиональный путь с бакалавриата на факультете международных отношений, а сегодня работаешь в сфере роботизации и искусственного интеллекта.  Как так получилось?  

Когда я заканчивала школу, я только вернулась с учёбы в США и интересовалась американской культурой и взаимоотношениями между Россией и США, которые тогда были достаточно тёплые. Поэтому, недолго думая, я отправилась изучать североамериканские исследования на факультет международных отношений. Но где-то к третьему курсу начала разочаровываться: меня смущали слои бюрократии и высокая степень неэффективности в международных отношениях. И так получилось, что как раз на третьем курсе я получила стипендию и поехала на полгода учиться в Бэбсон колледж— небольшой, но очень уважаемый университет недалеко от Бостона, известный сильными программами по предпринимательству. Тогда на фоне достаточно традиционной науки международных отношений, мир бизнеса меня очаровал и привлёк: всё казалось логичным, с очень короткой цепочкой «действие-результат». Профессор Вильям Койл, который преподавал позже в ВШМ СПбГУ, рассказал мне о программе магистратуры. На четвертом курсе я сходила на несколько открытых мероприятий и абсолютно влюбилась в то, что предлагал факультет, в то, как обращались со студентами. Сомнений, что нужно поступать в ВШМ СПбГУ у меня не осталось, и я до сих пор очень рада, что сделала этот переход. 

 

 — Что тебе дала Школа? 

ВШМ СПбГУ — это, наверное, один из самых ценных этапов моего образования и взросления, по двум причинам. Первая — это люди, которые меня окружали. Мои преподаватели и однокурсники дали мне невероятный толчок к развитию. До сих пор мои однокурсники — одни из моих самых близких друзей. Мы сейчас дружим семьями, ребята продолжают меня мотивировать и восхищать тем, какие пути для саморазвития они выбирают и как строят свою карьеру. 

У нас есть фотография, которую мы сделали в конце первого курса магистратуры на четвёртом этаже ВШМ СПбГУ. В прошлом апреле мы все были в Риме на неофициальном реюнионе и снова сделали такую же фотографию. 

 

Сразу после выпуска ты отправилась за границу работать в travel-конгломерате TUI. Почему ты выбрала эту компанию, какие еще были варианты? 

Я не могу сказать, что по окончании ВШМ у меня было чёткое понимание того, что я хочу делать. Как и многие, я интересовалась маркетингом, этому была посвящена моя магистерская диссертация, и я стала искать работу в этой области. Мне хотелось начать строить свою карьеру в Европе. Я думала так: если начну работать в Европе, то потом смогу вернуться в Россию. Начать в России и потом перевестись в Европу мне тогда казалось намного сложнее. Хотя сейчас я понимаю, что это не так, неизвестно, какой из этих путей эффективнее. У меня были предложения о работе от L'Oréal и BAT (British American Tobacco) в России, я дошла до последнего раунда с Google и Beiersdorf в Германии. Также я прошла собеседование с TUI — крупнейшим в мире конгломератом в области туризма. У них была возможность в течение полутора лет поработать в пяти странах в пяти различных отделах компании. Эта «международность» мне симпатизировала. Плюс я как-то сразу почувствовала, что мне близка культура тех людей, которые меня собеседовали. К счастью, я получила от них оффер и вот так, немного случайно, начала работать в сфере туризма и путешествий.  

 

Получается, технологиями ты увлекалась уже после окончания университета? 

— Да, и если бы я могла вернуться в свои студенческие годы, я бы, наверное, некоторые вещи сделала по-другому. В то время у меня было ложное предубеждение, что финансы и математика — это очень сложно, и, как бы глупо это ни звучало, «не девичье дело». Я думала, что девушкам проще работать в маркетинге и HR. То же самое у меня было и с технологиями: как и многие люди, я побаивалась технических предметов и думала, что работа в этой сфере только для выпускников физмата. Но в какой-то момент ради интереса я стала ходить на профессиональные встречи. Они, конечно, были достаточно male-heavy, как правило, только 20% из присутствующих были девушки, но меня это не смущало. Во-первых, я поняла, что чтобы разбираться в технологиях, не нужна степень бакалавра физики, а во-вторых, я получила огромный толчок к развитию. Сейчас мне очень приятно учить то, чего я осознанно избегала на этапе бакалавриата. И я очень хочу, чтобы девушки сегодня не думали, что мир технологий сложный или скучный, а их путь — маркетинг или HR. Это неправда.

 

Может, у тебя есть советы, как быстро получить знания в области, которую ты до этого не изучал?  

Во-первых, займитесь самообразованием. Сегодня есть классные, бесплатные или совершенно недорогие ресурсы для самообразования, которых не было 5 лет назад. Если вам интересен искусственный интеллект, идите на Udacity. Если хотите что-то узнать о robotics и data science [1], начните с сайтов McKinsey, BCG и Bain, читайте их публикации. 

Второе — действуйте. Мне это помогло.  Когда я подала заявку на свою текущую позицию, на неё претендовали еще четыре человека, в том числе и с техническим образованием. Когда я стала проходить собеседование, все в моей компании уже знали меня как человека, который очень заинтересован в технологиях и инновациях, организовал на эту тему конференции и мит-апы, всем об этом рассказывает, и, наверное, что-то об этом знает. Получается что-то вроде fake it till you make it [2].  

Конечно, есть специальности, в которые вас никогда не возьмут, если у вас нет технического образования. Но есть так называемые «серые зоны»: в описании позиции знание предмета фигурирует как сильный плюс, но если ваш будущий начальник поймёт, что вы очень заинтересованы в этом предмете, знаете основные понятия и хотите развиваться в этом направлении и дальше, это перевесит отсутствие диплома.   

 

 Возвращаясь к твоей карьере,  ты проработала в TUI больше четырёх лет, открыла для себя много нового и неплохо росла. Что произошло дальше? Почему ты перешла в Deloitte? 

Было две причины. Во-первых, к тому времени я проработала в TUI почти пять лет, и мне захотелось нового, захотелось посмотреть, что ещё есть в бизнес-мире. Во-вторых, на тот момент я уже достаточно осела в Лондоне, и меня начали манить «огни большого города». Меня очень привлекал Сити — деловой и финансовый центр если не всего мира, то, по крайней мере, Европы. Мне очень хотелось стать его частью, сидеть в большом стеклянном офисе, носить костюм на работу и спешить куда-то по утрам с чашкой кофе. 

 

И долго тебе доставляли удовольствие костюмы и прочая атрибутика «серьёзных людей»? 

Ты знаешь, наверное, доставляют до сих пор. Когда я закончила свой первый проект для British Telecom и на той же неделе о нем написали в Financial Times, конечно, мне было приятно. Название проекта, на котором я работала, на первых страницах газет, и я сделала на этом проекте А, Б и С. У Лондонского Сити очень сильная энергетика.

 

Расскажи, пожалуйста, чем ты сейчас занимаешься в British Telecom?

Моя роль называется Lead specialist in intelligent automation (ведущий специалист по роботизации). Большую часть времени я занимаюсь внедрением того, что называется robotics process automation (RPA, роботизация бизнес-процессов). Это первая реальная часть искусственного интеллекта и автоматизации, которая сейчас выходит в мейнстрим и которую активно используют корпорации. Моя работа заключается в том, чтобы внедрять RPA в British Telecom. Это первая часть, вторая — поиск следующего элемента, который мы будем внедрять с точки зрения автоматизации и AI (искусственный интеллект).

 

То есть, вторая часть твоей работы — это уже стратегическое планирование?

Да. Здесь есть две основные темы: первая касается данных и data science, вторая — это виртуальные ассистенты, чат-боты и расширение того, что мы называем virtual workforce (виртуальная рабочая сила). В нашей компании мы планируем развивать эти направления одновременно, но во многих фирмах data science (наука о данных) и data use (использование данных) гораздо более развиты, особенно там, где есть data lake (озеро данных) — свод всех существующих данных компании. У нас этот свод в шутку называют data swamp (болото данных) — данных много, но они не настолько хорошо индексированы и для того, чтобы data swamp стал data lake, эти данные нужно почистить.

 

А можешь привести пример внедрения RPA в British Telecom? 

Конечно. Так получилось, что один из наших поставщиков 7 лет хранил инвойсы наших клиентов на своём сервере. И у нас был выбор — начать платить за это хранение несколько десятков тысяч фунтов в год, или перевести инвойсы вручную на наши серверы. По нашим подсчётам, 30 человек должны были этим заниматься полный рабочий день. Нанимать 30 человек на 3 месяца работы, учитывая высокие издержки на рабочую силу в Лондоне — плохая идея, и сотрудник, перед которым стояла эта проблема, обратился к нашей команде. В итоге 13 роботов круглосуточно работали 29 дней и переместили все инвойсы на серверы British Telecom. Мы закончили работу меньше чем за месяц, избежали штрафов за ненадлежащее хранение данных и ежегодных чеков не десятки тысяч фунтов. 

В феврале Вероника Соколова прочитала лекцию в ВШМ СПбГУ о роботизации в бизнесе 

 

Вероника, разговаривая с тобой, я совершенно не испытываю ощущения, что напротив меня сидит суровая бизнесвумен. Ты спокойный и жизнерадостный человек, выглядишь свежей и счастливой. Как тебе удается находить баланс? 

Спасибо, Рома! Со временем ты учишься воспринимать вещи гораздо спокойнее. Но это скорее результат всех сложностей, конфликтных ситуаций, слёз и нервных срывов на работе, которые уже произошли. Уход с работы по состоянию эмоционального здоровья в Англии не редкость. В моих командах подобное случалось не раз. В том числе, это происходило с довольно близкими мне людьми. Я понимаю, что работа — важная часть моей жизни, я не могу представить себя не работающей и ничего не делающей, но это лишь часть. Нужно учиться заботиться о себе.

 

 Ты научилась? 

Я достаточно прагматичный и прямолинейный человек, и в первые годы своей карьеры я переживала, что, возможно, мне нужно быть немного мягче в общении. Но в какой-то момент я просто перестала извиняться за свои ценности и взгляды. У меня были моменты, когда я настолько разочаровывалась либо в команде, либо в общей цели, что приходила на работу и была готова в любой момент уволиться.  Но именно в те периоды у меня происходил самый большой карьерный рост, потому что я переставала бесконечно думать о том, как сделать что-то правильно. Я понимала, что мне нечего терять и говорила все, как есть. А людям, на самом деле, было интересно знать, что я думаю о проблеме. Поэтому мой первый совет — будьте собой.  

Второе, как говорят во многих модных коучинговых исследованиях, твоя жизнь — это табуретка, у которой есть три ножки — семья, друзья и работа. Если у тебя ужасный день, а то и месяц на работе, ты можешь сесть со своими друзьями и всё это на них вывалить, поговорить, тебя  поддержат и поймут, то же самое с семьёй. 

И третье — нужно заниматься спортом и собой. Если до 30-40 лет ты можешь вытянуть своё тело на энтузиазме, то после может наступить момент, когда в плане карьеры ты много чего хочешь и умеешь, но приходится идти на дауншифтинг просто потому, что двигаться дальше тебе не позволяет здоровье. Ведь никому из нас не хочется сгореть до 40 лет и уехать в Тайланд удить рыбу.

 

 Вероника, можешь посоветовать что-нибудь выпускникам, которым предстоит основательный переезд и работа в новой стране? 

Во-первых, я бы посоветовала не создавать себе лишнего стресса. Всё сложится наилучшим образом. Переезд в новую страну всегда довольно сложный: даже если ты уже учился за рубежом, переезжать куда-то работать гораздо сложнее. У вас в любом случае будут проблемы в самом начале, поэтому не накручивайте себя. Будут дни, когда кто-то по-дурацки пошутит про Россию или по поводу вашего акцента, или менеджер скажет, что вы слишком прямолинейно повели себя на встрече. Всё это будет, просто знайте, что это в своё время происходит с каждым, и не нужно по этому поводу слишком переживать. Take it easy (не принимайте все близко к сердцу). 

Во-вторых, я бы посоветовала строить отношения с людьми на новой «Родине». Зачастую иммигранты живут в новой стране по 5-10 лет, и на свой день рождения всё равно в основном приглашают соотечественников. Мне кажется, что усилия по созданию отношений с «аборигенами» очень ценны. Не всегда это просто. Англичане, например, не приглашают тебя в первый же день знакомства домой на чай. Формирование отношений занимает месяцы и годы. Но эти отношения в итоге позволяют, помимо всего прочего, лучше понять культуру, и в какой-то момент начинаешь чувствовать себя дома, получив на Рождество приготовленные дома Mince pies [3] или Christmas pudding (рождественский пудинг) и осознав, что страна, в которой ты чувствовал себя гостем, уже чуть больше своя.

 

Беседовал Роман Хрулёв 

 

[1] DataScience
Набор дисциплин из разных направлений, отвечающих за анализ данных и поиск оптимальных решений на их основе
 
[2] Fake it till you make it
Дословный перевод: «Притворяйся, пока не получится». Этот фразеологизм по сути означает: «Веди себя так, как будто желаемое у тебя уже есть». Работает не всегда.
 
[3] Mincepies 
Сладкие пирожки с начинкой из сухофруктов, специй и орехов. В Англии их едят на Рождество