Рус | Eng
31 Мая 2019

Выпускница ВШМ СПбГУ Ольга Бут — о работе в ООН и Администрации президента, Кремниевой долине и яхтенном бизнесе

Выпускница ВШМ СПбГУ и основатель яхтенного проекта FH Sailing Ольга Бут в интервью Полине Гугуновой рассказала о нестандартном карьерном пути, привлечении инвестиций в Калифорнии и закатах на море.

 

Ольга Бут, создатель FH Sailing: «Яхтинг — это свобода. Внешняя и внутренняя».

 

— Твоя карьера после ВШМ СПбГУ началась необычно — сначала Администрация президента, потом ООН. Как ты там оказалась и чем занималась?

В Администрации Президента я работала на проекте G20. Руководила командой event-management. Мы организовали ряд мероприятий саммита «Большой двадцатки», который Россия впервые принимала в 2013 году. Попасть в этот закрытый мир высших дипломатических эшелонов мне помогло участие в молодёжных саммитах G8/G20, свободный английский и умение общаться.

После G20 меня позвали на проект ООН по улучшению школьного питания в Тунисе, так как в рамках G20/G8 я в то время начала заниматься международной гуманитарной помощью. Моей первой реакцией было: «Какой Тунис? У меня ни французского, ни арабского, мне 23 года. Как я буду женщиной-руководителем в арабской стране?». Но в итоге я приняла этот вызов и не пожалела — страна удивительная, и задачи были действительно интересные. Когда я приехала, детей в тунисских школах кормили фиником и стаканом молока, а после года нашей работы за те же деньги ученики пилотных школ получали полноценный горячий обед.

Люди в ООН и политике часто нацелены на процесс, а не на результат. Но это зависит от направления деятельности. Я работала в Policy unit, который отвечал за разработку и внедрение стратегий. В Logistics unit ребята более динамичные, от их решений зависит жизнь людей. Это они считают, сколько мешков муки сбросить в район наводнения. Так что, если хочется помогать и спасать — это к ним.

 

Ольга Бут: «Многим хочется, чтобы работа имела смысл. И я шла в ООН именно за этим — помогать людям. Но в реальности детей я видела 5% времени, а 90% — это бюрократия, недоверие, стук в закрытые двери, согласование предложений по миллиону раз».

 

— После ООН ты работала в IT-компаниях, которые создавали виртуальную реальность и роботов-рекрутеров. Чем отличается работа в крупных организациях типа ООН и в стартапах?

В стартапах главное — это люди, драйв и неограниченные возможности развития. Я пришла в стартап на должность PR-директора, а через два месяца стала Chief Operations Officer. Все благодаря свободному английскому, готовности брать ответственность за разные вещи и доводить их до результата. В стартапах функциональные обязанности строго не закреплены. Если справляешься с основными задачами, можно брать дополнительные и за короткое время перепрыгнуть из 3-го класса в 7-ой, если использовать аналогию со школой. В корпорациях-гигантах или массивных структурах типа ООН экстерном экзамены не сдашь. Не принято. В Google, например, ты переходишь на следующий уровень в среднем раз в два года, если выполняешь свои KPI. В ООН это может занять и 10 лет. Мой скачок из PR в COO за 2 месяца там был бы невозможен. А стартапы — это Wild Wild West. Есть силы — бери и делай.

 

Ольга Бут: «Forbes неспроста назвал виртуальную реальность “машиной сопереживания”. Эффект погружения поразительный уже сейчас, через пару лет отличить реальность от виртуальности будет невозможно. Поэтому для меня R>VR. Я наслаждаюсь реальным миром, пока могу».

 

— Твоим фокусом в обоих стартапах было привлечение инвестиций в Кремниевой Долине. Расскажи, что нужно делать, чтобы поднять финансирование?

Во время фандрайза надо быть марафонцем. Настроиться на долгую дистанцию, не лениться и не отчаиваться, когда кажется, что все пропало. Инвестиции могут прийти откуда угодно. Я знаю примеры, когда российские фаундеры находили деньги, случайно оказавшись на вечеринке и выпив текилу с правильными людьми. Вообще, в Долине надо тусоваться — знакомиться с разными стартаперами, расспрашивать, как они получили инвестиции. А ещё важно отрабатывать все входящие запросы, соглашаться на все встречи. Мы почти отказались от встречи с текущими японскими инвесторами, так как думали, что шансы получить от них деньги минимальные. А вот же, сработало! Никогда не знаешь, что выстрелит.

 

— Как после стартапов ты пришла к собственному проекту? Да ещё такому необычному — про яхтинг, развитие и поиск себя.

К моменту запуска своего бизнеса я много всего попробовала и все себе доказала в карьерном плане. Поняла, что в общем-то могу работать в любой сфере. И пора, наконец, делать то, что люблю. А люблю я море и людей. С морем у меня особые отношения. Любовь к нему у меня в крови. Мой папа был моряком, он погиб в шторм. Но я никогда не переставала любить воду. Для меня море — это свобода. Там ты раскрываешься, находишь ответы. Ну а про людей, мне они, в основном, нравятся (смеётся). Мне не раз говорили, что я вдохновляю окружающих, заряжаю их на изменения. Мне повезло познакомиться с абсолютно фантастическими людьми, которые стремятся развивать себя, задают неудобные вопросы, не боятся вызовов. Именно они приезжают ко мне в круизы. Их я называю first-handers.

 

— Правильно я понимаю, что название твоего проекта FH Sailing связано именно с этим? Объясни, кто такие first-handers?

Термин пришёл из творчества Айн Рэнд. На меня сильно повлияла книга "Источник". Рэнд изначально хотела назвать её Second-handers. Так она определяла людей, которые берут жизнь из чужих рук, оценивают мир глазами других, ориентируются на мнение общества. First-handers, напротив, это творцы, они самостоятельно мыслят, формируют собственные суждения на основе своего опыта и ценностей.

 

Ольга Бут: «Море учит независимости, уверенности. Учит быстро, но осознанно принимать решения. В море мы все становимся чуть более first-handers».

 

— Расскажи, как проходит неделя на яхте?

Насыщенно. Каждый день исследуем новый город или остров. Купаемся, гуляем, веселимся. На лодке нет случайных людей. Я подбираю команду с похожими ценностями и интересами. Приглашаю тех, с кем мне самой комфортно и интересно провести неделю бок о бок. Не нужно ничего уметь или быть в хорошей форме. Можно просто лежать на палубе с бокалом игристого. Это тоже яхтинг. А если хочется больше, можно научиться ставить паруса, работать с навигационными картами и держать курс.

 

— А чем яхтинг отличается от других активных видов отдыха?

Выход в море — это self-discovery journey. Там всегда находятся ответы. На лодке, в непривычной обстановке люди по-другому раскрываются. Можно посмотреть на себя и на друзей с новой стороны. Бывают кризисные ситуации. Это тоже возможность проверить, чего ты стоишь. На яхте прокачивается внимательность, осознанность. Ты должен быть сконцентрирован. Развивать, как говорят моряки, зрение на 360 градусов. Интуиция прокачивается. Все это уникально для морского отдыха, на суше нужны другие навыки.

 

Ольга Бут: “Яхтинг — это доступный лакшери. Неделя на яхте стоит €500-600. Сопоставимо с привычным пляжным отдыхом, а эмоций в 5000 морских миль больше”

 

— Что-то из навыков, приобретённых в ВШМ СПбГУ, пригодилось в море?

Умение не сдаваться. В ВШМ Мне дико сложно давались финансовые курсы. Каждый экзамен по техническим предметам — стресс и боль. Но я всегда была упорной. Сидела, учила, просила однокурсников помочь разобраться, списывала, в конце концов. Но сдавала, стиснув зубы. Ещё яркий пример, когда я на 2-ом курсе в слезах вылетела из кабинета тогдашнего замдекана. Он не разрешил мне поехать на стажировку в Мадрид. Университет Complutence de Madrid сотрудничал с СПбГУ в целом, но не с ВШМ. А я так мечтала об Испании. Прошла все тесты, получила стипендию. А мне не разрешили! Я выдохнула, постояла у окошка, вытерла слезы… и на следующий день пошла заново отпрашиваться. К другому замдекана. Через полгода училась в Мадриде. ВШМ закаляет. И учит не останавливаться на пути к мечте.

 

— Когда в следующий раз отправишься в плавание?

С 31 августа по 7 сентября мы исследуем Хорватию. Идём двумя яхтами. Большинство уже записавшихся членов экипажа — выпускники ВШМ или конференции Менеджмент Будущего. Так что компания будет хорошая, присоединяйтесь!

 

Круиз конференции «Менеджмент Будущего» 2018