Рус | Eng
31 Июля 2019

«Современные студенты более открыты к выстраиванию партнерских отношений с преподавателями». Интервью с Ассистентом кафедры стратегического и международного менеджмента Кариной Богатыревой

Ассистент кафедры стратегического и международного менеджмента Карина Богатырева рассказывает о современном образовании, сериалах и отношении к ВШМ СПбГУ.

ВШМ СПбГУ, интервью

— Что, на ваш взгляд, самое важное в современном образовании и почему?

— Я отметила бы три основных аспекта. Начну с уже, казалось бы, всем очевидной вещи: самое главное сейчас научить учиться. И научиться учиться, так как образование — это дорога с двусторонним движением. Динамичность изменений в современном мире делает эту способность безусловным залогом профессиональных успехов в будущем. Поэтому современное образование должно запустить «цепную реакцию» под названием life-long learning в головах наших студентов и обеспечить прочный фундамент для того, чтобы эта реакция никогда не останавливалась.

Второй важнейший аспект связан с развитием так называемых soft skills. Это,  безусловно, не отменяет важности hard skills and knowledge. Но признание необходимости развивать умение работать в команде, коммуникативные навыки, лидерские качества в стенах университета — это огромный прогресс в сфере образования на современном этапе, поскольку это позволяет значительно лучше подготовить будущих выпускников к взаимодействию с людьми, как в рамках рабочего процесса, так и просто в личном общении.

И, наконец, третий аспект связан с развитием большей практико-ориентированности как учебных курсов, так и внеучебных мероприятий, проводимых в вузе. Время стремящихся к получению диплома «ради корочки» однозначно прошло. Теперь наличие практических навыков на выходе из вуза — это просто must have. И этот запрос со стороны работодателей понятен как преподавателям и сотрудникам высшей школы, так и абитуриентам и студентам. На мой взгляд, в ВШМ из этого взаимопонимания получается прекрасная синергия. От наших преподавателей невозможно услышать фразу «я читаю лекции», потому что лекционная часть — это всегда, в самом прямом смысле, только часть занятия. В каждом курсе есть весомый практический компонент, который внедряется через активные и интерактивные формы обучения и проектную работу. Студенты чутко на это реагируют, и это замечательно.

— Чем современные студенты отличаются от студентов 2009 года? 

— Ну, в первую очередь, конечно, они более «оцифрованные». 10 лет назад у нас просто не было таких технических возможностей. И даже более важно — в нашем детстве их не было и подавно. А значит наше сознание формировалось под гораздо меньшим воздействием «техногенного» фактора. Современные студенты, по большому счету, не знают мира без интернет-технологий, видео-звонков и прочего. Это накладывает огромный отпечаток на то, как они мыслят, подходят к решению рабочих и учебных задач, усваивают и представляют информацию.

Помимо этого, мне кажется, современные студенты более открыты к выстраиванию партнерских отношений с преподавателями с менее выраженной «дистанцией власти». Считаю, что это очень здорово и полагаю, что это является прямым следствием не только изменений в сознании современной молодежи, но и высокопрофессиональной работы преподавателей, направленной на создание соответствующей атмосферы в аудитории.

— Вы чему-то учитесь у студентов?

— Учусь позитивному мышлению и креативности. Ну, и, разумеется, развиваюсь профессионально как преподаватель, в первую очередь, благодаря студентам. Стараюсь «считывать» запросы, адаптирую материал, работаю над собственной «объясняющей» способностью, как и все мои коллеги. В глубине души, со страшной силой надеюсь, что мне это удается.

— Какая книга, фильм, сериал или статья в последнее время произвела на вас большое впечатление?

— Как и на многих, огромное впечатление произвел недавно посмотренный сериал HBO «Чернобыль». И не только потому, что это одна из немногих достаточно успешных попыток запада снять кино «про нас». Я родом из Украины. Моя мама на момент катастрофы жила в Киеве, в сотне километров от взорвавшейся станции. Она рассказывала, как вскоре после этого пришла в университет. Первой как раз была пара по физике. И преподаватель с ошалевшими от ужаса глазами попытался рассказать студентам, что произошло. А они не понимали масштабов произошедшего. Тогда многие еще долго не понимали. Осознание пришло позже. Моей семье повезло: никто не оказался в зоне прямого радиационного воздействия. Но когда я смотрела этот фильм, все равно остро ощущала, насколько сильно ассоциирую себя с этой леденящей кровь историей, даже несмотря на то, что я родилась лишь тремя годами позже.

Из относительно недавно прочитанных литературных шедевров могу отметить первый роман Айн Рэнд «Мы, живые». Я искренне восхищаюсь ее творчеством и философской позицией. Мне нравится даже то, что там есть много чего такого, с чем хочется не соглашаться и горячо спорить. Я даже дочь назвала Алисой, в какой-то степени, в ее честь (настоящее имя Айн Рэнд — Алиса Зиновьевна Розенбаум).  Этот роман не похож на более известные «Атлант расправил плечи» и «Источник». Он более личный и является, по выражению автора, автобиографическим в интеллектуальном смысле. В романе показана изнанка революции: в центре сюжета молодая девушка из семьи честных предпринимателей, которые, будучи отнесенными к классу буржуазии, потеряли все с приходом советов к власти. Они возвращаются в Петроград незадолго до введения НЭПа и пытаются выжить в молодом тоталитарном государстве. Очень ярко показана борьба личности против системы, а также двусторонний и неоднозначный характер масштабных исторических событий, которые происходили в то время.

— Как вы относитесь к современным средствам передачи информации: Telegram и YouTube каналам, подкастам? Используете ли вы их?  Можете ли посоветовать какие-то из них студентам?

— С учетом современного бешеного ритма жизни, считаю, что это вполне себе удобный способ «поглощения» информации: быстро, обычно довольно емко, и доступно «на ходу». Этакая информация «to go», иногда со сливками и корицей. Я, тем не менее, в этом смысле несколько старомодна: когда выдается свободная минутка, с гораздо большим удовольствием трачу время на чтение книг. До сих пор оправдываю собственную непростительную неготовность усадить себя за руль автомобиля тем, что обожаю почитать книжку в метро по дороге куда-либо. Подкасты, Telegram и YouTube каналы, конечно, тоже периодически слушаю/просматриваю. Из того, что я бы рекомендовала, как исследователь предпринимательства, отмечу подкаст «Берись и Делай» — о создании и развитии бизнеса с нуля, Telegram канал «Стартап дня», а также Brit Lab — научный YouTube канал BBC (никакого отношения к бизнес-образованию, но очень познавательно).

— Чем для вас является ВШМ СПбГУ?

— Местом, где я выросла. Как «физически» — пусть и с небольшим перерывом, но можно сказать, что я провела в ВШМ практически все время с момента моего семнадцатилетия — так и профессионально. Поэтому ВШМ, в определенном смысле, является для меня домом. Надеюсь, что мои скромные усилия в качестве преподавателя делают этот дом чуточку уютнее для тех, кто живет в нем сейчас.