Рус | Eng
29 Мая 2020

Выпускники ВШМ Владимир Белопольский и Даниил Кобзев о проекте SpeakerGuru и роли ВШМ в этом

Владимир Белопольский и Даниил Кобзев, выпускники программы Executive MBA 2017 года. Они создали стартап SpeakerGuru — платформу, которая объединяет традиционные форматы онлайн-обучения с отработкой навыков в виртуальной реальности, предназначенную для развития сотрудников. 

 

В интервью Владимир и Даниил рассказали, как им пришла идея создания совместного проекта SpeakerGuru, какую роль сыграла в этом ВШМ, с какими трудностями они столкнулись в период пандемии и что дало обучение на программе Executive MBA.  

  

Расскажите, пожалуйста, где вы познакомились и почему решили организовать совместное дело? Какую роль в этом сыграла ВШМ?   

Даниил Кобзев: В 2015 году мы начали обучение на программе Executive MBA в ВШМ СПбГУ. С Владимиром мы быстро нашли взаимопонимание и общие интересы. Наш проект практически появился на модуле предпринимательства, который вели Игорь Рождественский и Галина Викторовна Широкова. Кстати, сейчас Игорь — наш ментор, и мы очень ценим его вклад в проект. Мы работали в группах и придумывали идеи новых бизнесов. Честно признаюсь, идея SpeakerGuru не сразу пришла в голову, и поначалу мы говорили о какой-то ерунде. Первым идею VR-платформы предложил Владимир. Я поддержал его, так как была очевидная «боль», которую платформа может решать. В тот же вечер мы с Владимиром поехали в кафе и начали детально продумывать концепцию платформы. И так к 4 утра первая концепция платформы была готова. 

 

Как вам пришла идея создания платформы SpeakerGuru 

Владимир Белопольский: До SpeakerGuru я работал в ивент-менеджменте и незадолго до учебного модуля увидел британский проект VirtualSpeech, который занимается тренировкой публичных выступлений в VR. Уже тогда у меня была идея сделать copycat этого проекта на российский рынок. Но развитие проекта затрудняло отсутствие команды. На Executive MBA я нашел единомышленников, и мы перешли от идеи к действию.  

  

Как разделяются ваши роли в компании?  

Даниил Кобзев: Идею предложил Владимир, вполне естественно, он стал лидером проекта с самого начала. У Владимира сильный бэкграунд в IT и управлении бизнесом. Сегодня у нас уже есть компания в Эстонии, где он является CEO. Я в проекте занимаюсь развитием бизнеса и продажами. В продажах я уже более 13 лет, работал на руководящих должностях в крупных компания в различных отраслях от строительства и энергетического машиностроения до продаж электронных компонентов и сервисного обслуживания. Понимание специфики b2b рынка помогает мне вести коммуникацию с крупными компаниями, такими как L'orealPepsico, МТС, Северсталь, РЖД, Caterpillar и другими. Но вообще, в работе над стартапом гибкость важнее корпоративной структуры, поэтому разделение ролей — это зачастую условность. 

  

Было ли у вас понимание в процессе работы над проектом SpeakerGuru, что он станет востребованным? 

Владимир Белопольский: Конечно, в начале работы над проектом полного понимания не было. И более того, мы не сразу нашли правильное направление движения. Сначала мы хотели сделать платформу для тренировок публичных выступлений, которой мог бы пользоваться каждый человек. Но оказалось, что массовый рынок еще не готов к VR, особенно в России (дорогое оборудование, люди не понимают ценности и т. п.). К тому же у нас не было идеального продукта для b2c клиента.  

 

Мы поняли, что, прежде чем выпустить идеальный продукт на массовый рынок, нам нужно его развить в «автогонках», а именно в b2b. Мы провели касдев среди крупных компаний и нашли «боль» в области корпоративного обучения. 

  

У нас нет сомнений, что будущее за VR. Сегодня крупные корпорации все больше и больше используют сотрудников вне офиса или удаленные офисы в разных географических точках. Управление знаниями и корпоративное обучение персонала становятся растущей проблемой. Традиционное офлайн-обучение и образование уступают системам электронного обучения, которые оказываются гораздо более эффективными с точки зрения времени, затрат и доступности контента. Рынок корпоративного обучения в мире уже составляет более 200 млрд. $ и растет ежегодно минимум на 10%. И затраты на оборудование в размере $ 400-1000 для корпорации не являются останавливающим фактором, как для конечного потребителя. 

 

Однако, когда речь идет об обучении навыкам коммуникации, большинство систем электронного обучения не обеспечивают адекватного ощущения взаимодействия между людьми.  

  

Так мы сфокусировались на разработке платформы, объединяющей традиционные форматы онлайн-обучения с отработкой навыков в виртуальной реальности, которая обеспечивает эффект присутствия, не ограничивает язык тела и воспроизводит зрительный контакт — SpeakerGuru. 

  

Кто является основным вашим клиентом? На кого вы делаете акцент?  

Даниил Кобзев: Основными нашими клиентами являются крупные технологические компании, которые работают в основном в b2b сегменте и имеют комплексный продукт, который требует особых навыков продаж и обслуживания клиентов. Их география охватывает всю страну или весь мир. Важно, чтобы раньше компания уже имела дело с инновациями, в идеале, чтобы уже работала с VR.  

  

Планируете ли вы создать продукт, который будет ориентирован на b2c рынок?  

Даниил Кобзев: Когда мы создавали SpeakerGuru, мы планировали, что каждый человек на планете сможет воспользоваться нашим сервисом и тренировать свои коммуникативные навыки. Но мы быстро поняли, что не с этого нужно начинать. Рынок b2c очень капризный. Я вижу, что мы выйдем на этот рынок позже. Работа с корпоративным сектором позволит нам создать продукт с множеством различных кейсов, испытать их в действии, изучить пользовательский опыт и усовершенствовать пользовательский интерфейс. Тогда, возможно, мы будем готовы выпустить продукт на массовый рынок. 

  

Владимир Белопольский: Мы следим за рынком VR и ждем перелома, когда лидеры рынка Apple или Oculus (компанией владеет Facebook) начнут создавать массовый продукт. Сейчас стоимость оборудования и системы слишком высока для клиента. Чтобы снизить данный барьер, необходимо 3-5 лет, чтобы рынок VR-оборудования вышел на новый уровень и сделал продукт доступным. К этому времени мы будем готовы выпустить продукт, который успешен в корпоративном секторе.  

 

В интервью на VC вы говорили, что планируете масштабировать бизнес и выходить на международные рынки. Насколько получается это реализовать сейчас? Если да, то насколько сильная конкуренция за рубежом? 

Даниил Кобзев: Да, так и есть. У нас построен pipeline на европейском рынке. В первую очередь нам интересны крупные телекоммуникационные компании, потому что у нас есть успешный кейс сотрудничества с компанией МТС и мы хотим поделиться этим опытом. И поскольку мы еще стартап, нам нужно искать более эффективные подходы к нашим клиентам. Мы находимся в стадии реализации нашей европейской кампании, проводим демо и договариваемся о пилотных проектах. 

Если говорить про конкурентов, есть и прямые, и косвенные. Прямые — это подобные проекты, которые занимаются VR, и практически все сегодня находятся в одинаковой стадии — пилотирование. Рынок обучения в VR еще очень молод. Однако некоторые игроки уже привлекли серьезные инвестиции. Мы также стремимся к этому. Работаем в направлении получения инвестиций, развиваемся и не стоим на месте.  

  

Владимир БелопольскийКомпании на рынке, которые занимаются образовательными VR-проектами, не способны полностью удовлетворить спрос со стороны бизнеса. В данном направлении нет четко сформированного рынка, следовательно не чувствуется и конкуренция. Но на рынке есть крупные игроки — стартапы поздних стадий, которые работают с мировыми брендами. Рынок активно растет, в рынок вливаются инвестиции, но нет крупных игроков и монополистов.   

  

Выросла ли популярность вашего бизнеса в кризис? И можно ли сказать, что кризис из-за пандемии стал трамплином для развития IT, в частности VR-направления? 

Владимир Белопольский: Безусловно интерес к подобным проектам на фоне пандемии и карантина сильно вырос. В настоящий момент мы ведем переговоры одновременно с восемью компаниями только в России. Все прекрасно понимают, что ничто не заменит офлайн-тренинги, но только VR и AR могут максимально приблизить онлайн-обучение к аудиторным занятиям.  

B2b рынок сейчас тратит средства на стратегические проекты. Это позволит им более эффективно выйти из кризиса и качественно обучить специалистов на перспективу. Во время кризиса сформировалось несколько трендов. Во-первых, проблема обучения стала более явной и острой. Во-вторых, стало понятно, что мир после этого кризиса уже никогда прежним не станет. В-третьих, у компаний есть деньги, но они тратят их только на стратегические кампании. 

  

Продвижение продукта в кризис отличается чем-то от обычного времени? На что вы делаете больший акцент? 

Даниил Кобзев: Кризис — это то время, когда заканчивается время для одних бизнесов, компаний, проектов и начинается для других. Нужно бежать быстрее, говорить о проекте больше и активнее.  

Мы делаем акцент на том, что мир уже не будет таким, как прежде. Безопасность офлайн-тренингов уже никто не гарантирует и VR — это действительно эффективное решение, как сделать онлайн-тренинги максимально похожими на офлайн. Кроме того, сегодня стало проще выходить на клиентов и организовывать встречи с ними, так как это теперь можно делать удаленно. И клиенты стали чуть ближе.  

  

Возвращаясь к обучению в ВШМ. Какие новые горизонты открылись перед вами после завершения программы Executive MBA? 

Даниил Кобзев: После окончания Executive MBA в 2017 году я сменил два места работы. Я понял, что нужно двигаться вперед. Было много мыслей, как все перестроить. После обучения смотришь на вещи иначе, видишь новые смыслы, расширяются горизонты и стремишься к большему. После выпуска выросли требования к себе, миру и работе.  

  

Владимир Белопольский: До программы я был наемным менеджером, с небольшой долей в компании. После обучения мне с новой командой удалось создать стартап, где я имею большую долю и возможность развития. Это был шаг в неизвестность. Ведь либо ты работаешь на кого-то и получаешь рост заработной платы и статуса, но упираешься в «потолок», либо ты получаешь возможность роста, и никаких гарантий, но все зависит только от тебя. И я рискнул. 

  

Что самое ценное вы получили в процессе обучения? 

Даниил Кобзев: На первое место я бы поставил нетворкинг. Когда ты учишься в самой лучшей бизнес-школе страны, у тебя есть возможность общаться с лучшими из лучших, говорить с ними на одном языке. Они мотивируют на новые подвиги, раскрывают глаза на возможности. У тебя есть шанс планировать и строить что-то вместе с ними. Это ценно. Конечно, знания, которые мы получили также очень ценны и актуальны для нас.  

  

Владимир Белопольский: Это и знания, и нетворкинг, а еще, самое важное, что мне дал ВШМ — это уверенность в своих силах.