Рус | Eng
06 Июля 2020

Время действовать — интервью с Анджеем Сташкевичем, заместителем директора Фонда «Центр реабилитации ребенка»

Анджей Сташкевич, выпускник программы профессиональной переподготовки «Менеджмент в здравоохранении» 2019 года и заместитель директора Санкт-Петербургского благотворительного фонда «Центр реабилитации ребенка». Фонд и детский медицинский реабилитационный центр «Могу ходить» помогают детям с ДЦП обрести самостоятельность, используя комплексный подход в медицинской реабилитации. Анджей рассказал о деятельности фонда сегодня и первых шагах развития 30 лет назад, об обучении ВШМ и пользе знаний в ежедневной деятельности.  

 

 

Расскажите о деятельности СПб БФ «Центр реабилитации ребенка»? Какие задачи перед Вами стоят? 

Мы создали фонд, чтобы собирать пожертвования на реабилитацию детей-инвалидов, в частности детей с ДЦП, и проводить полноценную индивидуальную реабилитационную работу с ними. К сожалению, государство не поддерживает таких детей в той форме, в которой поддерживает наш медицинский центр. Мы применяем запатентованную авторскую методику, доказавшую свою эффективность на протяжении многих лет. Методика была утверждена и одобрена Комитетом по здравоохранению Санкт-Петербурга. В работе над методом принимала активное участие профессор кафедры реабилитологии Санкт-Петербургского государственного педиатрического университета Галина Анатольевна Суслова. Программа реабилитации для детей-инвалидов работает на основе фонда уже 30 лет, и включает в себя:   

  • лечебный массаж; 

  • лечебную физкультуру; 

  • рефлексотерапию; 

  • изготовление индивидуальной ортопедической обуви и стелек по слепкам стопы; 

  • логопедию; 

  • виброакустическую остеорепарацию (ускорение роста костной ткани ног в длину). 

 

В первую очередь, когда к нам поступают пациенты, мы проводим диагностику их состояния. Доктор изучает анамнез и подбирает индивидуальную программу для каждого ребенка. Процесс реабилитации длится 60 лечебных дней или три полноценных месяца. 

 

Наша задача — это предоставить каждому ребенку из любого региона страны качественные услуги для улучшения здоровья без оплаты со стороны родителей за длительный дорогостоящий курс. Наши благотворители — российские и зарубежные компании и экспаты — помогают нам в реализации этой задачи. К примеру, одним из таких партнеров является «GAZPROM Germania GmbH». Нашей особенностью и преимуществом является тот факт, что мы можем начать работу с детьми одновременно с началом сбора средств на их реабилитацию. В классической же схеме Фондам и пациентам обычно приходится ждать сбора средств в 100% объеме, чтобы начать программу реабилитации или оказывать другую помощь 

 

Вашим фондом создан медицинский центр, не имеющий аналогов в стране. Как вы пришли к такому комплексному подходу? Почему не стали сотрудничать с уже существующими центрами?  

Идея проекта зародилась 30 лет назад на желании помогать детям с ДЦП. С небольшой командой единомышленников мы создали что-то типа негласного медицинского центра, функционирующего на базе детского сада. На одном из мероприятий по реабилитации детей наша команда познакомились с нашей соотечественницей, проживающей заграницей, Марией Дмитриевной фон Мольтке (в девичестве Атряскина). Она поверила в проект и помогла нам собрать группу попечителей и представителей бизнеса, которые пожертвовали средства на становление фонда. Мы начали развиваться, команда стала расти, появилось время на доработку нашей авторской методики. 

 

Программа вызвала большой интерес со стороны родителей детей, и в 1998 году, как только позволило законодательство России, мы зарегистрировали НКО, которая стала неким симбиозом благотворительного фонда, медицинского центра с лицензией и ортопедической мастерской. Подобная форма организации крайне редка, и похожих центров существует всего четыре в мире. А поскольку перед Учредителями и Правлением создаваемого Фонда стояла задача обеспечить максимальную отчетность и прозрачность, которую бы понимали и принимали в разных странах мира, такая юридическая особенность оказалась «по душе». 

 

В 2010 году один из меценатов выступил с предложением найти помещение, и совместными усилиями попечителей было приобретено четырехэтажное здание, где на данный момент и располагается центр. 

 

В феврале 2020 года мы вновь получили положительный отзыв от кафедры Реабилитологии ФП и ДПО ФГБОУ ВО СПбГПМУ Минздрава России по применяемой в нашем Центре программе реабилитации детей с ДЦП. А это значит, что мы идём правильным, современным курсом. 

  

 

Какая география вашего фонда? Скольким детям вы уже помогли? 

За 30 лет программу реабилитации прошли более 8000 детей. У нас в фонде есть карта, где каждый наш ребенок отмечен в том регионе страны, из которого он прибыл.  География наших пациентов большая — это практически все регионы РФ, а также Казахстана, Германии, Латвии, Литвы и других стран мира. Мы готовы помогать всем нуждающимся — это и есть наша миссия.  
 
 

Недавно ваш фонд вошел в ТОП-20 фандрайзинговых благотворительных НКО по группе показателей «Прозрачность деятельности» (2020 год). На что влияет попадание в рейтинг? Как отражается на деятельности? И попечителях? 

Агентство RAEX, крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней, недавно выпустило очередной рейтинг. Нам очень приятно, что Фонд занимает третью позицию из 293 представленных российских НКО, и в топ-20 самых «прозрачных» фондов. Это важный момент, так как он показывает максимальную открытость наших действий, и тот факт, что все поступающие средства идут исключительно на заработную плату сотрудников, содержание здания, а основная деятельность проводится без коммерческой надбавки. Кроме того, агентство RAEX отметило нас двенадцатой позицией в рейтинге ТОП-20 НКО, зарегистрированных в г. Санкт-Петербурге, по  «Уровню партнерского потенциала» 

 

Благодаря этим рейтингам мы открыто можем показать, что готовы к партнерству с бизнесом и абсолютно чисты перед попечителями. Рейтинг — это прекрасная возможность заявить о себе и рассказать о деятельности Фонда.  

  

Как эпидемия отразилась на вашей детальности?  

Пандемия внесла большой отрицательный вклад в деятельность Фонда. Деньги нам дают под деятельность и конкретную помощь ребенку, а в связи с пандемией помощь была приостановлена. У бизнеса стало меньше средств, особенно на благотворительность. Большим трудом мы удержали сотрудников, выплатив 2/3 оклада. Но несмотря на сложную ситуацию, мы выдержали трудности.  

 

С начала июля мы снова начинаем работать, многие родители давно «рвутся в бой», чтобы помочь детям и продолжить реабилитацию. Летом к нам приезжают семьи из регионов, чтобы пройти реабилитационный курс. Мы закупили СИЗ, антисептики и рециркуляторы, собираемся соблюдать все меры безопасности, чтобы помогать в максимальной безопасности и для детей, и сотрудников.  

  

Говоря об обучении в ВШМ, какие новые горизонты открылись перед вами после завершения программы «Менеджмент в здравоохранении»? 

Как человеку с двумя высшими образованиями, которые я получил еще до ВШМ, я пожалел, что не пришел в СПбГУ раньше. После обучения у меня остались самые теплые и позитивные воспоминания. Тот преподавательский состав, который с нами работал, — профессионалы своего дела. Программа была очень насыщенная, у нас было много проектов и обсуждений. Подход, который использует ВШМ, помог мне обновить и дополнить уже существующие знания. Особенно правовая информация, которую мы получили, была очень полезной, и она уже пригодилась в повседневной работе. Я приобрел новые знакомства, со многими одногруппниками мы до сих пор общаемся, помогаем друг другу. Очень приятно стать членом сообщества GSOM Family, и я очень признателен за эти связи, контакты и время, надеюсь, что нам удастся в будущем сделать интересный совместный проект.  

 
По вашему мнению, какая роль должна уделяться социальной ответственности в обучении менеджеров? 

Академические знания дают базу для профессионального развития будущего выпускника. Программа обучения не в силах вместить все аспекты для будущих специалистов, но формирует достаточно широкий кругозор. Мне нравится, что у студентов есть возможность посещать международные стажировки и обмены, где есть возможность дополнить багаж знаний. КСО — один из главных аспектов в обучении, в первую очередь в отношении менеджеров к своим сотрудникам. Поэтому я считаю, что это важный момент, которому нужно уделять больше внимания. Мы, со своей стороны, готовы всегда принимать большие делегации, что позволит студентам познакомиться с деятельностью изнутри.  

 


Что самое ценное вы получили в процессе обучения? Что уже удалось приметь в реальной деятельности? 

Во время обучения мы посетили зарубежные социальные объекты. До этого я бывал в различных азиатских и европейских организациях, но посещение медицинского центра в Хельсинки меня очень впечатлило. Их подход, уровень работы и в плане медицины, и в плане социальной помощи, впечатляет, и этот опыт хочется транслировать. Если бы я не пришел на программу в ВШМ, то не смог получить эти знания не только от преподавателей Школы, но и от ведущих профессоров петербургских и зарубежных медицинских учреждений. Работа в команде с другими слушателями программы показала, что мы можем совместно реализовывать проекты, что у нас много общего. Несмотря на то, что у меня большой опыт управленческой деятельности, обучение в ВШМ сделало меня мудрее, помогло иначе посмотреть на процессы и перестроить их по-новому.