Рус | Eng
27 Августа 2020

Интервью с выпускницей ВШМ о трудоустройстве в США и работе в beauty-индустрии

Мария Мерзлякова, выпускница бакалавриата Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургский государственный университет (ВШМ СПбГУ) 2017 года по направлению финансовый менеджменты. После ВШМ она уехала в Америку и закончила Южно-Калифорнийский Университет USC (University of Southern California) по программе магистратуры MS in Marketing Analytics. Сейчас Мария работает в Sebastian Professional, COTY (французско-американской компании-производителя косметических продуктов), в должности Trade Marketing Manager. В интервью Мария рассказала, что помешало ей поступить в магистратуру сразу, почему она решила переехать в Америку, и как остановилась на бьюти-сфере для развития будущей карьеры и многое другое. 

 

 

Ты поступила в магистратуру не сразу после бакалавриата. Поделись, пожалуйста, опытом: есть ли смыл в GAP-year? 

У меня не было желания поступать в магистратуру, когда я выпустилась, скорее наоборот, — была четкая установка не идти туда. И, честно говоря, я советую взять такой перерыв всем: на мой взгляд, не получив реальный опыт работы, сложно понять, зачем вам вообще нужна магистратура, и какое направление стоит выбрать. 

 

Я сразу хотела начать работать, и уже через две недели после выпуска я уехала в Москву работать в L’oreal. Этот период помог мне понять, что мне не нравится работать в локальных офисах международных компаний: там у тебя слишком маленькое влияние на принятие решений — от запуска продуктов, до визуалов и так далее. Тогда у меня и зародилась идея переехать.

 

Поступление в американский универ достаточно трудоемкий и долгий процесс: начинать готовиться нужно за год, а то и за полтора. Я целенаправленно хотела поступать в Лос-Анджелес, потому что именно здесь базируются штаб-квартиры многих моих любимых брендов, с которыми мне удалось поработать в России: NYX Professional MakeUp, Urban Decay и Sebastian Professional.

 

Ты путешествовала по США. Дух какого города пришелся тебе по душе больше других?

Нью-Йорк я совсем не люблю, чувствую, что это не мой город. Поработать здесь — да, но не жить. Я была в Сан-Франциско, во Флориде, но к Лос-Анджелесу душа лежит больше всего. Этот город нравится мне по энергетике, по настроению и разносторонности людей — здесь ты не чувствуешь себя приезжим, это город иммигрантов, и в нем собираются по-настоящему интересные люди со всего мира.

 

Например, та же Silicon Valley показалась мне одной богатой и очень дорогой деревней, там правда очень скучно: нет людей на улицах и все, в основном, заняты работой. Мне же хотелось баланса жизни, работы и эмоций.

 

Впечатления от Лос-Анджелеса разбивается о стену реальности, он далеко не такой гламурный, как кажется со стороны. Ты согласна с таким мнением? 

Некоторые районы ЛА — это действительно страшно, но надо просто знать, где жить, в какие места ходить, а в каких не показываться. Кстати, кампус моего университета находится в районе, который считается очень неблагополучным. Он находится рядом с даунтауном: исторически это был хороший район, но потом с застройкой он все сдвигался дальше на запад города и теперь, можно сказать, наш кампус — островок спокойствия и красоты посреди «гетто». Когда выходишь за пределы кампуса, становится страшновато, — много бездомных, криминалитет, решетки на окнах. Но, честно говоря, даже к этому привыкаешь, точнее просто учишься избегать потенциально проблемных мест.

 

К тому же все это уравновешивается хорошими местами и районами, главное — найти «свое».  И лучше избегать туристических мест.

 

 

Сложно было переезжать в новую страну? 

Было легче, чем могло бы быть, потому что у меня в Майами уже много лет живут родители. Конечно, опыт туриста и местного жителя — разные вещи. Но поскольку я часто летала к родителям, была готова к дальним расстояниям. Поначалу было сложновато с языком: оказалось, что 90% моих однокурсников — китайцы, которые разговаривают очень плохо и непонятно, а местные, американцы, говорят так быстро, что поначалу было сложно уловить мысль и держать темп разговора, несмотря на то, что английский у меня всегда был хороший. Чувствую, что начинаю хорошо и «по-американски» говорить только сейчас, спустя год жизни здесь. 

 

Что касается американцев, с ними просто надо научиться общаться, быть вежливым и всегда в приподнятом настроении: я научилась так же, как они, восторженно здороваться при встрече, участливо расспрашивать, как у человека дела, и все это буквально на одном дыхании. Это правда не выдуманный стереотип, а реальная «американская вежливость»: если ты придешь в любое место и не спросишь, как у человека дела, тебя просто не поймут. Сначала меня это пугало, но потом я привыкла.

 

Почувствовала ли ты какую-то разницу между подходами в образовании в России, США и Европе?

Да, различия, безусловно, есть. Но в ВШМ я получила образование действительно высокого уровня, сравнимое с международными стандартами с их шкалой оценивания, курсами и практико-ориентированным подходом. Поэтому после ВШМ мне показалось, что уровень преподавания здесь не намного лучше. Однако главное отличие в том, что здесь, в США, да и в Европе, очень мало теории: ее задают читать дома, мы вообще не разбираем теорию в классе. В классе мы в основном общаемся с приглашенными спикерами и ведем дискуссии между собой, что мне нравится намного больше. Любую теоретическую информацию сейчас можно в два клика найти в открытых источниках, а опыт общения со спикерами — то, чего ты не получишь больше нигде, кроме как в университете.

 

К нам несколько раз в неделю приходили спикеры из топ-менеджмента таких компаний как Tesla, Google, Facebook, Netflix, Disney — и это еще далеко неполный перечень. Получается, мы получали самую актуальную информацию из первых рук и находились у самых истоков. В начале я была очень взволнована возможностью встреч с такими людьми, но когда начала общаться с ними вживую, поняла, что это простые и доброжелательные люди. Будучи студентом, с ними не так сложно познакомиться, — тем более, если они тоже учились в USC (а половина ЛА училась либо в USC): здесь действительно очень чувствуется студенческое комьюнити каждого вуза, единый университетский дух. 

 

 

А что скорее тебе помогло найти работу? 

Комьюнити, без сомнений. Без нетворкинга здесь никуда. Здесь у всех, даже у американцев, средний срок поиска работы — от 4 до 6 месяцев. Существует огромная конкуренция из-за большого количества людей, поэтому искать работу без какого-либо общения с людьми — это как будто бросать резюме в океан.

 

Нетворкинг помогает добраться до людей, которые принимают решения, познакомиться с ними. Я проходила интервью в три компании, и в каждой из них я знала минимум пять человек, связанных с ролью, на которую я претендовала. Того, кто на этой должности сейчас, его босса, несколько человек в смежных ролях, HR-ра — это минимум. Только после этого я получала приглашение на интервью. Процесс поиска работы здесь действительно очень сложный, особенно для приезжих. 

 

А есть ли в США проблема с рабочими визами?

Да, конечно, именно поэтому для приезжих поиск работы намного сложнее. Приток лучших специалистов со всего мира сильно осложняет ситуацию. С 2018 года темп роста этого притока еще и увеличился. Вообще, на рабочие визы есть квоты. Сейчас число людей, желающих эти визы получить, почти в 10 раз больше числа квот. У компаний нет недостатка кадров, поэтому многие компании вообще отказываются рассматривать кандидатов без Green Card или гражданства, открыто об этом заявляют и не делают исключений. Это уже отметает большую часть компаний, в которые вы захотите попасть.

 

Любой студент, отучившийся по студенческой визе, может остаться работать в США еще в течение года. Мне повезло больше: с моим дипломом я могу остаться в стране еще на 3 года. Считается, что у меня диплом нужного государству специалиста. Но проблемы остаются даже с этим трехгодичным интервалом. Мне просто повезло, что иногда Coty берут иностранных граждан на работу. 

 

 

Какие были этапы отбора в компанию? Какого специалиста они искали?

Я работала с брендами Coty (Sebastian и Nioxin) еще в Москве, в агентстве, и поэтому уже хорошо знала эти бренды. По случайности, когда я сюда приехала, моя знакомая сделала нам одноразовый company visit в компанию, где я познакомилась с маркетинг-директором этих двух брендов в Северной Америке. Тогда я искала стажировку и была практически в отчаянии, поэтому я была безумно счастлива встретиться с директором двух обожаемых мною брендов. При знакомстве я сказала, что буду рада помочь команде даже на позиции интерна, так как я хорошо знаю бренды и мечтаю поработать с теми людьми, кто был у их истоков (ведь Sebastian был основан именно в Лос Анджелесе!).

 

Там же я познакомилась с некоторыми бренд-менеджерами компании, но маркетинг-директор была единственной, кто мне ответил, несмотря на более высокую должность. Она позвала меня на панельное интервью с пятью интервьюерами из команды. Пул вопросов был разнообразным — от моего личного опыта, стандартного рассказа о себе до behavioural questions (например, классические вопросы «Расскажите о ситуации, где вы проявили себя как лидер», «Расскажите о ситуации, где вы столкнулись со сложностью, и о дальнейшем преодолении этих проблем», «Чем ты больше всего гордишься» и т.д.). 

 

Интервью длилось около полутора часов. Я знала о своих интервьюерах все: просмотрела профили на LinkedIn каждого из них и даже личные страницы на Facebook, просмотрела все про бренд — в общем, проштудировала все, что могла. И, кстати, в университете нам точно так и советовали: готовиться к каждому интервью не только морально, но и реально — искать информацию о компании, ее истории, ценностях, узнавать информацию о человеке, который будет вести интервью, вплоть до его любимых книг, чтобы было, о чем с ним говорить помимо работы. 

 

В Coty все прошло на удивление быстро — в качестве интерна меня взяли уже после первого интервью. Хотя до этого в другой компании, GOAT (прим. ред.: GOAT — Greatest of all time, sneaker-shop, который совмещает в себе элементы первичного и вторичного рынков) на позицию CRM-менеджера у меня было шесть этапов собеседований.

 

Сейчас я перехожу с позиции интерна на позицию Trade Marketing Manager’а (TMM) в Sebastian Professional. 

 

Как ты выбирала индустрию? Почему именно beauty?

Честно говоря, это череда совпадений. Я даже пыталась сменить эту сферу на другую, подавалась, например, в Pinterest и Snapchat. Но видимо нам с Coty было суждено встретиться.

 

Ты успела поработать и в крупных компаниях, и в стартапе. В чем разница в работе?

В стартапе работать живо и классно — никто, по сути, не говорит, что тебе делать, ты предоставлен сам себе в любых решениях. Я искренне наслаждалась тем временем, когда я работала в стартапах — вы вместе работаете и живете как одна семья. С другой стороны, я чувствовала, что мне хотелось поучиться у более зрелых и опытных менеджеров и разобраться в том, как ведется бизнес в успешных компаниях.

 

В крупной компании, как Coty, ты в любой момент можешь задать вопрос коллеге и узнать, как те или иные задачи выполнялись ранее, какие схемы рабочие. Когда тебе 21 год, и ты только выпустился из университета, мне кажется, что есть смысл  набраться опыта в крупной компании и понять, как вообще все функционирует в реальном бизнесе, и как эти компании зарабатывают деньги. У 25-летних ребят в стартапе горят глаза, но зачастую они не знают рабочих схем, которые уже проверены большими компаниями и приносят реальные деньги (что важно, когда мы говорим о стартапах).

 

После того, как я ушла из L’oreal, меня позвали работать в агентство Setters, чтобы по сути выполнять ту же работу, но уже с другой стороны. Там, кстати, работа построена почти как в стартапе. Все молодые, атмосфера дружественная, но при этом клиенты агентства достаточно серьезные, и работы всегда было очень много. 

 

 

На чем ты сейчас хотела бы концентрироваться в профессиональном развитие? 

Сейчас для меня роль Trade Marketing Manager достаточно новая и незнакомая. TMM — это сотрудник, близкий к продажам, что меня обычно не привлекало. Но я нашла в этой должности много составляющих, которые мне нравятся: например, я поняла, что американский потребитель, и рынок в целом, колоссально отличаются от европейского, и я изучаю его особенности каждый день. В будущем же я все равно хотела бы вернуться в Brand Marketing, так как эта роль наиболее близка к стратегическому планированию, так как специалист отвечает за судьбу всего бренда. По сути он выступает владельцем бизнеса, с точки зрения бренда. В идеале я бы хотела ротироваться в одну из глобальных команд — там принимают стратегические решения самого высокого уровня: какие продукты и когда запускать. Локальные команды, как, например, наша в  Северной Америке, где я работаю сейчас, все же, имеют меньшее влияние на глобальный процесс принятия решений, хотя мы и составляем более 45% глобального оборота компании.

 

Какое будущее, на твой взгляд, ждет бьюти-сферу? Расскажи о самых горячих трендах.

Сейчас я сильно прочувствовала, что все тренды действительно идут в мир из Америки: сначала они проходят свой жизненный цикл здесь и уже на стадии угасания перемещаются в Европу и дальше. То же самое происходит с брендами. Например, бренд, с которым я работаю, по сути в США уже устарел. Хотя и в Европе, и в России —  это high-fashion.

 

Сейчас в США на пике популярности находится clean-beauty — все органическое, «чистота» ингредиентов. Компаниям приходится реагировать на такие запросы. Если, например, какой-то из наших конкурентов запускает линейку бессульфатных шампуней, это сразу бьет по нам, — часть населения, для которых это важно , начинает переключаться на бренд, который обеспечивает их запрос.  

 

Кроме того, покупатели сейчас перенасыщены количеством продуктов на рынке,  при этом времени и сил на уход за собой становится все меньше. Это большая проблема. Поэтому сейчас все переходят к multi-functional products, которые заменяют несколько ненужных упаковок на полке в ванной и решают одновременно несколько проблем потребителя. Это то, во что мы сейчас вкладываем свои силы. 

 

Думаю, эти два тренда скоро дойдут до Европы и России. 

 

 

Как ты считаешь, каким арсеналом знаний и навыков надо обладать, чтобы стать успешным в бьюти-сфере? 

Самые важные навыки — transferable skills (переносимые навыки), не специфичные в индустрии: ценят тех, кто умеет докапываться до сути проблемы, анализировать данные, работать с числами, задавать правильные вопросы и быть креативным — это один из приобретаемых навыков, который ценится.А еще — обладание эстетическим вкусом, который, можно развить насмотренностью. Любовь к beauty-индустрии, безусловно, тоже очень важна. Чтобы вдохновлять людей по всему миру своим брендов, нужно как минимум любить его самой и верить в его будущее.

 

Дай совет студентам и выпускникам, которые только начинают строить карьеру и пытаются найти себя.

Честно говоря, я и сама до сих пор пытаюсь найти себя. Советую не бояться пробовать, полярно менять и роли, и компании, и индустрии — не упираться в один комфортный вариант только, например, из-за хорошей зарплаты. Если вы зацикливаетесь только на одной роли, ваше восприятие мира становится слишком однобоким. Я считаю, что найти то, что на самом деле нравится, можно только пробуя новое: как иначе понять, какие возможности вообще существуют? Плюс, по моему опыту, разносторонность ценится везде независимо от страны и компании — главное, уметь подавать этот опыт, как целостный образ.